Изображения
Цвета сайта
Шрифт

Администрация Боковского района Ростовской области

Разведчики 408-го стрелкового полка

1 ноября 2017

Отважно и умело вели себя в расположении противника разведчики 408-го стрелкового полка Аверьянов и Иванов.

Однажды они получили задание проникнуть в расположение противника в районе дороги, ведущей от Дона, установить, как противник пользуется ею, и, если удастся, добыть документы хотя бы одного вражеского солдата. Разведчики пробрались ночью во вражеское расположение и залегли в высокой ржи неподалеку от дороги. Пролежать пришлось почти целый день.

Изредка мимо проходили небольшие группы немецких солдат и автомашин.

В конце дня послышался треск мотоцикла. Это мог ехать связной или даже офицер.

Вокруг не было ни души. Разведчики подползли к самой дороге.

Как только мотоцикл приблизился к разведчикам, Аверьянов дал по мотоциклу короткую очередь из автомата.

Разведчики оттащили труп и машину в посевы, вынули из карманов убитого документы и, захватив его полевую сумку, постарались быстро скрыться. Дождавшись темноты, благополучно вернулись в полк.

Комсомолец Корпенко из этого же полка тоже не раз ходил в разведку и доставлял командованию ценные сведения. Был случай, когда с большим риском для жизни он разбросал перед окопами противника большое количество советских листовок.

Разведчикам мешало многое. Например, разведчикам 412-го стрелкового полка «портили дело» собаки. Только разведчики переберутся через речку, как немецкие овчарки тут же поднимают отчаянный лай. Нужно было уничтожить псов. И командир полка поручил это командиру одной из рот  - старшему лейтенанту Ивану Фроловичу Затравкину.

Зная, что комсомолец Зарайский занимался до службы в армии охотой на зайцев и лис, старший лейтенант спросил его:

- Справишься с задачей?

- Подстрелю, - пообещал Зарайский.

Друзья пошутили:

- Собак привязать бы…

У Зарайского была обыкновенная русская трехлинейная винтовка.

Он выследил собак, выстрелил по одной из них, но, как оказалось, промахнулся.

Товарищи нахохотались вдоволь. А Зарайскому было не до смеха. Увидев, что стрелял из винтовки без штыка, а она была пристреляна с ним, Григорий, не торопясь, взял цель снова на мушку и плавно нажал пальцем на спусковой крючок. Одна из собак завертелась и упала. Вторым выстрелом Зарайский убил другого пса.

Теперь товарищи уже не смеялись над стрелком, а поздравляли его.

Командир сразу смекнул, что из Зарайского можно подготовить хорошего снайпера.

Смело вела себя в расположении противника группа разведчиков, возглавляемая старшиной Лепешкиным, из батальона, где комиссаром был политрук Николаев.

Разведчики проникли в захваченный немцами хутор. Советских воинов увидели местные ребятишки.

- Наши?!

И наперебой стали рассказывать  о том, что гитлеровцев в хуторе мало, а те, что есть, ходят по хатам, отбирают, что им нравится, собирают куриные яйца.

- Вон в той хате сейчас они! – показали ребята.

Трое разведчиков перебежали переулком к хате, на которую указали мальчишки.

На крыльце сидели старик со старухой, - гитлеровцы выгнали их из хаты и орудовали в ней.

Разведчики распахнули дверь и бросили в хату гранату. Один из немцев упал убитый. Второй, раненый, с испуга кинулся за шкаф. А третий, легко раненный, хотел выскочить в окно.

Но и его, и гитлеровца, спрятавшегося за шкафом, разведчики захватили в плен и привезли в штаб полка.

Смелым разведчиком проявил себя красноармеец Николай Кириллин. Получив задание собрать сведения о противнике в одном из хуторов, он, умело миновав вражеское охранение, проник в расположение противника.

Ночь была темная. Но разведчик хорошо знал местность и под утро дошел до хутора. На окраине, у плетневого сарая, он разглядел часового.

«Склад», - решил разведчик.

По соседству, за плетневой изгородью, находился конный двор, - лошади мирно жевали корм.

Кириллин подобрался к лошадям. Взял охапку сухого сена. И, улучив момент, когда часовой присел  отдохнуть и покурить, зашел в сарай. Он поджег там в нескольких местах сено и быстро, но без шума, вернулся на конный двор.

Через некоторое время сарай, крытый соломой, вспыхнул, точно факел. Часовой открыл стрельбу. Из соседних хат стали выскакивать в одном белье неприятельские солдаты. Поднялась суматоха. Часовой подбежал к конному двору, распахнул ворота, и перепуганные лошади выбежали на волю.

Никто, конечно, не подумал, что во дворе, между повозками, спрятался советский разведчик.

Благодаря пожару, Кириллину удалось определить, что в хуторе располагаются итальянцы и что их здесь не больше роты.

Кириллину удалось скрыться в поле, где он пролежал до ночи, затем пробрался к своим, где доложил обо всем, что ему удалось увидеть.

Благодаря отваге и мужеству разведчиков, сведений о противнике накапливалось все больше, и вместе с другими данными, которыми располагало командование, они давали возможность планировать нанесение ударов по врагу.