Изображения
Цвета сайта
Шрифт

Администрация Боковского района Ростовской области

18 апреля - Международный день памятников и исторических мест

12 апреля 2018

Наша страна имеет богатую историю, культуру, выдающихся людей. На территории нашей страны много памятников, обелисков, братских могил и памятных  исторических мест.

В небольшом казачьем хуторке Коньков, на перекрестке степных дорог  находится памятник-братская могила воинам, погибшим при освобождении хутора в 1942 году, созданный коллективом Ростовского художественного фонда в 1958 году.

Здесь же установлена памятная плитав память о Герое Советского Союза, сыне казахского народа, летчике Нуркене Абдирове.

Нуркен Абдиров родился в 1919 году в семье рабочего. Отец работал забойщиком в шахте, был передовым карагандинским шахтером. После окончания средней школы Нуркен работал в одной шахте с отцом. Он был любознательным, много читал, хотел стать летчиком.

Мечта сбылась. Весной 1938 года был принят курсантом аэроклуба. Нелегко было работать и учиться. В декабре 1939 года был зачислен на курсы инструкторов-пилотов, занимался парашютным спортом.

По окончании курсов Абдиров зачислен в Чкаловское авиационное училище, где стал военным летчиком и получил звание сержанта.

22 июня 1941 года началась война. Все мысли Нуркена были только о фронте. На фронте  -  летчик-штурмовик. Короткая подготовка, и в летной книжке краткая характеристика: «Техника пилотирования на боевой машине отличная. Летать любит, в полетах не устает. Трудолюбив. Летных происшествий не имеет. В воздухе спокоен. Летает уверенно».

Боевое крещение Нуркен получил на правом берегу реки Чир в районе Боковская – Каргинская. На его счету 16 боевых вылетов. Немало уничтожено самолетов врага, 12 танков, 3 зенитных орудия и более 50 гитлеровцев.

К исходу 18 декабря 1942 года подразделения первого гвардейского механизированного корпуса овладели хутором Астахов, а на рассвете завязался бой за хутор Коньков и станицу Боковскую.

Экипаж НуркенаАбдирова входил в четверку Алексеева, получившего задание - бомбардировочно-штурмовым налетом на сильно укрепленный рубеж в районе Боковская – Пономаревка уничтожить скопление танков, мотомехчастей и артиллерии противника. «Илы» в воздухе. Экипаж Нуркена идет замыкающим. Противник не ожидал появления наших самолетов. Поэтому не сразу заметил их. Лишь когда были пройдены первые укрепления и на головы гитлеровцев посыпались бомбы, зенитные установки открыли огонь.

Летчик ясно видел, как огненные смертоносные языки потянулись от машины Алексеева к ползущим танкам. Ведомые повторили то, что делал их командир. Тут же штурмовики открыли пулеметный огонь.

Второй заход Алексеев совершил с того же направления, что и первый. Он считал, что первой атакой в этом месте парализованы огневые позиции и именно отсюда легче всего проникнуть в глубину обороны.

Это была первая, но ставшая роковой, ошибка командира. Расчеты зенитных орудий просто-напросто были растеряны при внезапном налете и поэтому не открыли огонь своевременно. Теперь они оправились и встретили самолеты густыми шапками разрывов. Штурмовики сделали единственно правильное - перешли на бреющий полет.

До боли сжимая штурвал, посылал Нуркен смертоносный огонь на врагов. Он не отрывал взгляда от ведущего, успевал следить и за тем, что происходит в воздухе. Огонь пристрелявшихся зениток все точнее, все ближе разрывы снарядов. Выжимая из машины все, что она может дать, Нуркенв пике ринулся на батарею, прикрывая самолет товарища. Огонь пулеметов уничтожил расчет одного орудия. Нуркен взглянул вверх и вскрикнул. Самолет Вычукжанина был объят пламенем и дымом. Горящая машина штопором шла к земле. До боли прикусив губу, ввел в атаку самолет Абдиров. Огонь пулеметов и пушек  разметал несколько автомашин.

Взмывая вверх, Нуркен увидел неподалеку группутанков, двигающихся по дороге на предельной скорости. Перед новой атакой он решил набрать высоту. Обернувшись в сторону самолета командира, Нуркенувидел, что ее прострочили огненные нити трассирующих пуль. В ту же секунду вздрогнула и его машина - под крылом разорвался снаряд. Экипаж командира погиб, не дотянув трех километров  до своего аэродрома. Не успел Нуркен прийти в себя, собраться с мыслями, как под его самолетом стали лопаться снаряды, обволакивая машину черным дымом.

-Не возьмете, гады!- хрипло выкрикнул Нуркен.

Он резко бросил самолет в сторону и тут же ввел его в пике. Еще один танк вспыхнул и застыл на месте. Бортстрелок Саша Комиссаров непрерывно вел пулеметный огонь по пехоте врага. Под правым крылом раздался сухой резкий треск. В ту же секунду самолет качнуло, и он загорелся. Нуркен приказал Саше прыгать, а сам направил пылающий самолет в скопище танков, среди которых стояли два бензовоза. Отважный Нуркен погиб, но память о нем всегда будет жить в наших сердцах, потому что он, как и многие другие, ушел из жизни во имя жизни на земле.

С. ТОКИНА, директор музея